Здравствуйте, Гость !   [Регистрация]   [Вход]
Загадочная Япония
 В закладки:
 Япония  Новости из Японии  Судоку  Поиск  Форум  Рейтинг Аккаунт 
  Содержание

Япония
Статьи о Японии
   - География
   - Государство
   - Искусство
      - Японский сад
   - История
   - Кулинария
   - Культура
   - Литература
   - Религия
   - Традиции
   - Туризм
   - Язык
Энциклопедия
   - Растения японских садов
Японская кухня
   - Полезные советы

Рецензии на аниме
Схемы оригами
   - Схемы кусудам

Библиотека

Фотогалерея

Форум


  А также..


  •   Наша кнопка

    Если Вам понравился наш сайт - разместите у себя нашу кнопочку:



    Код кнопочки:

    <a href="http://leit.ru"><img src="http://leit.ru/logo1.gif" border=0 alt="Культура Японии"></a>


    Статьи о Японии

    География
    Япония – островное государство со столицей в г. Токио, в котором (включая примыкающие префектуры) сейчас проживает около четверти всего населения страны.

    По поводу одного острова - Гадания о будущем (часть 2)




    Страница: 4/6

    Зная все это, англичане хорошо понимают, что война с Россией на крайнем Востоке была бы для китайцев, так сказать, «пробой пера», и что если бы эта проба оказалась успешной, то следующее за тем воинственное предприятие ободренного своим успехом и потому еще более осмелевшего правительства было бы направлено против самих англичан, в Гонконге и Шанхае, что во всяком случае грозило бы им большими затруднениями, к явной выгоде немцев, которые, повторяю, уже и теперь стремятся конкурировать с ними на крайнем Востоке. Те из англичан крайнего Востока, которые не ослеплены нелепой русофобией, с каждым днем все осязательнее начинают понимать, что не мы их враги в этой полосе мира, а что напротив, как у нас, так и у них существует там один только общий наш враг, который до времени скрывает свою игру, но идет к цели осторожными и верными шагами, работая на китайцев и прячась пока за их ширмы. Эти-то соображения, как сообщали японские газеты, и побудили правительство Гладстона влиять на придворно-воинственную пекинскую партию в примирительном смысле и даже застращивать ее, выставляя боевые силы и средства России на крайнем Востоке в преувеличенно грозных размерах. Радея нам, помимо соглашения о том с нами, англичане, в сущности говоря, заботились только о своей собственной шкуре, - и вот, результатом их увещаний и эастращиваний явилось заседание «большого государственного совета», в присутствии обеих императриц, собранного в Пекине 15-го сентября 1880 года, где «западная императрица» объявила, чтобы все желающие воины подписали обязательство, гарантированное всем их достоянием, что, в случае поражения Китая, они выплатят в казну все, что потребует Россия в уплату военных издержек. Первым предложено было подписать этот документ главнокомандующему восточной армии Ли-хун-чжану, государственному секретарю и старшему опекуну молодого богдыхана. Ли-хун-чжан, а за ним и остальные, разумеется, отказались от такой рискованной подписи, и дело стало клониться в пользу мирного исхода наших переговоров. Но все это не более, как счастливая случайность. Продолжай сидеть на месте Гладстона покойный лорд Биконсфильд, ослепленный своей семитической ненавистью к России, - едва ли бы кончили мы с Китайцами миром.

    Будь у нас железная дорога, которая перерезала бы Сибирь с запада на восток, хотя бы до Сретенска, откуда уже начинается пароходное сообщение по Амуру, связав, таким образом, южно-Уссурийский край с Москвою и давая нам возможность, в случае войны, пользоваться производительностью Сибири для Европейской России и свободно передвигать части боевых сил и запасов из Европейской России в Сибирь, до Восточного океана, - тогда дело другое: тогда не только китайцы, но и европейские благоприятели наши сами постарались бы жить всегда с нами в мире. Пока же этого нет, то, конечно, было бы всего желательнее поддерживать по-старому глубокий мир с Китаем; но... к сожалению, поддержание мира с этою державою не исключительно от нас одних теперь зависеть. Почему это вышло так, - постараюсь объяснить ниже.

    Китай - одно из тех счастливых государств, которые имеют сильное внутри правительство. Нужды нет, что народ застенного или собственного Китая относится к нему довольно безразлично, как к элементу чуждому (маньчжурскому), коего власть основывается на праве завоевания, - правительство это все-таки сильно своим абсолютизмом, уменьем всегда поддержать свой авторитет и свой престиж в глазах народа, а также и тем особенным тактом, который побуждает его «не мешать жить» своему народу в сфере его частных и экономических интересов, - лишь бы были исправно вносимы требуемые подати. Как народ китайский, так и его маньчжурское правительство, по присущему всем азиатам понятию, больше всего на свете уважают силу - нравственную и физическую, и эту последнюю даже преимущественно, потому что она необходимо оказывает на них и нравственное давление, заставляя безусловно подчиняться своим требованиям. Никаких тонкостей и высших принципов «гуманной» и «цивилизованной» политики китайцы, как и вообще все азиаты, не понимают и всякую уступку им считают не делом гуманного миролюбия или благодушной снисходительности, а несомненным для них признаком слабости и даже трусости. Те принципы, которыми наша политика руководствуется по отношению к Европе, в делах с Китаем вовсе не годятся; да мы видим, что и в самой Европе принципы эти, будучи заявляемы с нашей стороны, понимаются тоже по-китайски, т. е. как признак нашей слабости. По отношению к Китаю нужен вовсе не воинственный задор, или так называемый «шовинизм», а только разумная твердость, последовательность и определенность в целях своей политики, готовая, в случае надобности, поддержать себя надлежаще внушительными средствами. Если мы, занимая Кульджу, сами добровольно обещали возвратить ее Китаю, то, по китайскому разумению вещей, и надо было исполнить это обещание в точности. Если же, напротив, было желательно удержать ее за собой, вследствие чего возврат этой области обусловливался тем, чтобы китайцы сначала укротили восстание в Кашгаре и водворили в нем полный порядок, то не следовало самим способствовать скорейшему осуществлению сего, допуская, ради совершенно частных интересов каких-нибудь двух спекулянтов, снабжение войск Цзо-зун-тана русским хлебом из западной Сибири. Заручась с нашей стороны этой существенной помощью, китайцы, как известно, покончили с восстанием очень скоро, казнили, сколько им потребовалось, людей и затем, понятно, обратились к нам с напоминанием о нашем обещании возвратить им Кульджинскую область. Тут, как известно, с нашей стороны явились некоторые затруднения в вопросе о способах и размерах возврата, поконченные, впрочем, Ливадийским трактатом. Затем, не без науськивания со стороны некоторых наших «друзей», разыгралась в Пекине известная комедия с Хунчоу. Уже в то время можно было видеть, что дайцинское правительство желает сделать некоторую «пробу пера» - сначала хотя бы только на дипломатическом поле, и - надо сознаться - проба ему удалась, в том смысле, что мы сдались на новые переговоры, - значит, по китайским воззрениям на вещи, признали себя, в некотором роде, несправедливыми в условиях и требованиях Ливадийского договора. Согласие на новые переговоры было понято в Пекине как уступка, а всякая уступка, по основным азиатским понятиям, заставляет предполагать возможность и дальнейших уступок. Дайте, например, приставшему к вам за подачкой азиату «бакшиш». Вы думаете, он отстанет? - Ничуть не бывало! Напротив, уцепится за вами еще с пущей энергией, станет еще неотвязчивее приставать к вам за новым «бакшишем». Такова уже азиатская натура и в этом отношении, кажется, единственное исключение из общего правила составляют японцы, народ рыцарски благородный и только еще в будущем обещающий сделаться не тем, что он есть, когда побольше усвоит себе «европеизма». Итак, переговоры опять возобновились - на сей раз уже с маркизом Цзенгом - и сопровождались отправкой в Восточный океан эскадры адмирала Лесовского, но в тоже время и новыми уступками. С одной стороны - эскадра и, главное, предполагаемый на ней десантный корпус внушали дайцинскому правительству понятные опасения; с другой стороны - наша уступчивость дразнила его аппетиты и являлась великим соблазном к дальнейшей про дерзости. Собственная неготовность в то время к войне заставила китайцев пока согласиться на наши крайне умеренные требования и ратифицировать условия нового договора. Но убеждение в нашей относительной слабости - убеждение, вызванное ничем иным, как только нашей же непоследовательностью и уступками - в китайцах осталось и засело довольно глубоко, укореняясь еще прочнее нашептываниями, в том же смысле, и со стороны кое-каких наших «друзей», не имеющих пока, подобно англичанам, своих собственных полновесных причин удерживать Китай от «пробы пера» в военном предприятии против России. Поэтому, тотчас по уходе эскадры адмирала Лесовского, начались у китайцев энергические военные приготовления, которые, впрочем, не превращались и раньше, несмотря на то, что дело видимо склонилось к миру.



    Предыдущая страница Предыдущая страница (3/6) - Следующая страница (5/6) Следующая страница

    Переход к странице: [ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 ]


    Обсудить материал на нашем форуме


    Остальные материалы раздела География
  • Япония: урок географии
  • По поводу одного острова - Гадания о будущем (часть 1)
  • О Японии

    [ Назад | Начало ]
  •   Наши увлечения

     Выращиваем бонсай;
     Делаем темари;
     Изучаем бусидо;
     Складываем оригами;
     Смотрим аниме;
     Практикуем фэн-шуй;
     Читаем хайку;
    И многое другое,
    присоединяйтесь!

      Обратная связь

    · Авторы
    · Замечания по сайту
    · Письмо администратору

      Подписка на наши новости

    Рассылки Subsсribе.Ru
    Культура, искусство, история, быт и традиции Японии
    Рассылка 'Культура, искусство, история, быт и традиции Японии'

    Рассылки@Mail.ru
    Загадочная Япония - о культуре и традициях японской цивилизации.

      Какой из периодов истории Японии Вам наиболее интересен?

    Хэйан (794-1185). Перенос столицы в г. Хэйан (Киото). Фудзивара Митинага становится регентом. Война Тайра и Минамото. Появление первых буддийских сект.
    Камакура (1185-1333). Минамото Ёритомо становится сёгуном. Появление «Свода законов». Попытки Монголии напасть на Японию.
    Муромати (1333-1568). Восстановление власти императора. Разделение императорского двора на две части – Северный и Южный Двор. Появление португальских миссионеров, принесших огнестрельное оружие и христианство. Захват Ода Нобунагой власти.
    Адзути-Момояма (1568-1600). Тоётоми Хидэёси становится сёгуном и начинает проводить новые реформы («Охота за мечами»). Окончательное объединение Японии. Неудачная интервенция в Корею.
    Эдо (1600-1868). Начало сёгуната Токугава – Иэясу захватывает власть и переносит столицу в г. Эдо (Токио). Начало преследований христиан. Япония практически полностью отгораживается от внешнего мира. «Чёрные корабли» приходят к берегам Японии.
    Мэйдзи (1868-1912). Начало Мэйдзи Исин – возвращение власти императору, европеизация Японии. Первая японская конституция. Войны с Китаем и Россией, присоединение Кореи.
    Тайсё (1912-1926). Япония вступает в Первую Мировую войну на стороне союзных войск. Великое землетрясение в Канто.
    Сёва (1926-1989). Инцидент в Маньчжурии, события Второй Мировой войны. Бомбардировка г. Хиросима и г. Нагасаки. Капитуляция Японии и её последующая оккупация. Вступление Японии в ООН. Налаживание отношений с Россией и Китаем.
    Хэйсэй (1989-н/в). Бурный экономический рост и прорыв Японии в мировые лидеры в области высоких технологий, после чего последовал экономический и политический кризис.



    Результаты
    Другие опросы

    Ответов 12236

      This site is under Mad Bear`s protection




      Рекомендуем

    Бюро переводов с английского на русский язык

    Все логотипы и торговые марки на данном сайте являются собственностью их владельцев.
    Публикация материалов с данного сайта без письменного разрешения администрации запрещена © Кальчева Анастасия 2006-2010.
    PHP-Nuke Copyright © 2005 by Francisco Burzi.
    Открытие страницы: 0.04 секунды